d3c4ef62 Проститутки киева и еще.
mail ru поисковик
трехконтурные металлические двери

«Вампиры средней полосы»: кто упырь, а кто человек

Первое, на что хочется обратить свое внимание, так это на слабо парирующий сущность телесериала трайлер. Может показаться даже, что это очередной грустный российский ситком, сильно желающий завлечь не собственную публику с помощью кровососной темы.

Сразу вспоминаются «Город» (при всем почтении) и «Чем мы заняты в тени» и кажется, какая гадость выйдет, если это слить. Но по прецеденту ни первого, ни второго.

На самом деле Вампиры средней полосы сериал, который похож на бдительный детектив с элементами темной комедии и временами даже сильной драмы.

В ней «упырское чужеродное» — совсем не для того, чтобы было. А для особенной окружающей среды, которая в кадре под саундтрек из «Агаты Кристи» превращается во что-то свое, родное.

Так вот, в Смоленске случаются убийства, в итоге которых жертвы оказываются целиком нежизнеспособными. Пример для города удивительный, однако похожие правонарушения случаются не только лишь тут, следовательно имеет резон рассуждать о серии.

На помощь региональной милиции посылают следователя из Города Москва Евгения Жалинского (Михаил Гаврилов-Третьяков). В этот период в постсоветскую квартиру дикого вурдалака деда Известности (Юрий Стоянов) идут Хранители. Им есть кого подозревать, таким образом в изучении отныне заинтересованы не только лишь структуры правопорядка.

Творцы не прочь похохотать над собой и киноштампами, проводящими сеттинг. Так, сериал начнется с высокомерных докладов о том, кто такие вурдалаки и какая идеология ими движет. Однако сразу же в кадре возникает Женек (Глеб Калюжный) — именинник вурдалак, и все встает на собственные места.

Шуточки про госслужащих тут начинают играть свежими красками, аналогичности с упырями и тем, кто еще более человек, — это, разумеется, сильно. А за сценами при участии Татьяны Догилевой и Юрия Стоянова смотреть — одно наслаждение.

в посланиях друг к дружке — в стояновской «Ириночке Витальевне» и в догилевском трудном «Святославе Вернидубовиче» — читается все противоборство стандартного человека и сильной надежной власти. Оставаясь (в хорошем резоне) заложником вида, Стоянов собственным дедом Популярностью несет целый слой русской культуры.

Иные герои, хотя и не так активно тянут на себе проект и представляются вполне нехитрыми, также прекрасно управляются с доставленной им миссией. Аня (Елена Кузнецова) — мощная, твердая, однако правильная, не подпускает к себе никого чересчур вблизи.

Жан (Артем Ткаченко) — пунктуальный, умный, слабый к женскому полу. Ольга (Ольга Медынич) — загадочная, дерзкая, в какой-то степени опасная, но больше для вида. Женек — ну просто Женек.

Они все — дети различных эр, различного обучения и миропонимания, соединяет их лишь суждение «семьи», которую не предпочитают. В целом, говоря фразой из самого телесериала: «старик, мент, медицинский работник, учащийся вуза и учительница — общий социальный комплект».

Об истории послания любого говорят флешбэки, и тут знаменательные кадры незначительно отбиваются из совместной иллюстрации собственными сценическими костюмами и гримом. Тем не менее, это вполне помещается в рамки жанра. К тому же на техническом уровне есть не менее значительная неприятность — снова со звуком.

Ясно, что это особенность отечественного кино и, пожалуй, его гордыня — когда речь артиста проанализировать за иными результатами является трудно — однако все же хочется и верится. В прочем же — и операторская работа, и бутафорская кровь, и убранство домов, клиник без починок и управленческих построек — все на образе, привязаться трудно.

«Вурдалаки средней полоски» — это, разумеется, не знаменательный рывок в жанре (и как детектив, и как ситком, если хотите), однако точно что-нибудь дающее бодрости российскому сериалостроению. И, пожалуй, это есть — вектор того, в какую сторону нужно идти.

Оставить комментарий