d3c4ef62

Лечение пульпита

Пожалуй, всю важность полновесного лечения каналов для сбережения зуба осмыслят исключительно те, кому оставалось их перелечивать после безуспешной терапии. Осмыслят те, кому после такого лечения оставалось удалять зуб. Осмыслят и те, которые, побывав в различных руках могут что с чем ассоциировать.

Данная глава для тех, кто располагается на последнем Юге, на подводной ладье или в открытом космосе. Для тех, кто не в состоянии добраться до соседнего дантиста год или более, кто полагает, что кариес можно не исцелять. Данная часть будет скучной тем, кто воодушевленный нашим работой, достаточно давно излечили все собственные зубы.

Откуда берется это – нагноение нерва и за какие такие грехи? Итак вот, если кариес не исцелять, то он, пробравшись через ткань, сравнительно быстро расправляется с дентином и призывает на помощь собственного родного пульпита, который работает на зубных нервах. Предварительно нерв защищается как может, а как принято говорить “и жидкость камень точит”, потому воспаление пробивается все поглубже и поглубже.

И вот когда-нибудь, намного чаще ночью… Хорошо, если не было в Вашей жизни такой ночи. Но в случае если была, то в первую очередь она не забываема. В особенности методами, время от времени очень утонченными, какими стараются ликвидировать данную зубную боль. И в случае если советников хватает, то рецепты обезболивания можно вносить в книгу рекордов Гиннеса:

1. Съесть целую пригоршню анальгина и постараться положить одну из них в зуб.
2. Развевать содой, добавив соли, йода еще что-нибудь поядреней. Способ превосходен, а при иных заболеваниях и может плохо оказывать влияние на десны при его злоупотреблении.
3. Лечение? Не знаем как Вы, господа читатели, а мы не ее союзники.
4. Развевать водярой или коньяком. Везде где только можно совмещается с их проглатыванием. И благодаря тому, что доза этих фармацевтических средств строго неповторима, бывает, что утречком никакая стоматологическая операция, больного, занимающегося самолечением, не берет. Если разумеется не думать рауш – обезболивание.
5. Из прикладывающих традиционных средств намного чаще рекомендуют чеснок, чеснок или сало. Чеснок – самое безопасное, если разумеется он повысился в экологически чистом регионе. Чеснок похуже благодаря тому, что определенные стоматологи сетуют, что нужно работать в нестерпимых условиях, при этом еще вертеться от сотрудников СЭС, МЧС и участковых, угодливо вызванных бдительными соседями.

Про сало… данный государственный наркотик особенно хорошо помогает обитателям одной хорошо знаменитой страны, а намного чаще для повышения расположения духа. Стоматология Луганск сделает Вас здоровыми и счастливыми.

Резюме всех этих народных рецептов. Все хорошо, а на нерв или боль они не оказывают влияние, вернее, могут создать свежую боль или неприятность, отвлекающую от основной. Другими словами это отвлекающая терапия. Использовать ее или нет – решать Вам.

А все-таки, как исцелять распаленный нерв? Если пояснять досконально, с объяснениями, иллюстрациями, формулами, теоремами и подтверждениями, то тебе, дорогой читатель, предпочтительно уйти из семьи и с работы, чтобы целиком постичь тайна процесса. При этом, чтобы никто не отводил от погружения к глубинам познаний, советуется это делать в полуприкрытом учреждении, в коем, фактически и учатся стоматологи. Если кратко, то читайте далее.

Прежде, во время образованного социализма, на лечение больных медицинским работникам отводилось 10-20 секунд, подавался максимум приборов, требовалось число по принципу: “Догоним и обгоним Восток не только лишь по стали и гранулирую на душу населения…”

Лечение содержалось в удалении нерва, а для пломбировки канала использовался чудо-препарат – диоксибензол — раствор, им можно было не пломбировать канал целиком (даже нерв можно было не удалять), а положить мелочь в полость и готово – канал пломбируется сам.

Недорого, быстро и недовольно – все рады и удовлетворены. Доктор удовлетворен, что быстро лечит, план осуществляет, а больной, что раз и готово – никакой боли. Такое лечение применялось лишь в соц. таборе (приносит Солженицыным). Восток его не использовал, – может по идеологическим суждениям или состав его был засекречен.

Диоксибензол давал большое преимущество в противоборстве 2-ух общественно-политических систем и был на нашей стороне. Не надо было очень много дантистов, любых “лишних” приборов, а самое главное – времени. Пролечили и снова на завод, формировать валовый продукт стране.

Лишь через 10-15 лет – осознали, что способ не совершенен, быть может, даже был заброшен аналогичным самым Западом в роли диверсии. Диоксибензол с формалином в обнимку уничтожали нерв, окрашивали зуб в радужный цвет и переменяли его в стеклообразное тело, да так, что при удалении доктора помнили всех предков данной методики. А самое важное, что телеканалы не были запломбированы действительно, и в половине случаях с годами возникало нагноение в кости, при этом украдкой, бессимптомно – не известно ни доктору, ни больному. И зуб, часто, оставалось просто (а намного чаще и не только) удалять.

В оправдании резорцина с формалином хочется обозначить, что если их не было, – мучились бы все:

— доктора, которым не хватало бы времени, элементов, приборов;
— больные – которым оставалось бы еще труднее угодить к доктору.

А основным потерпевшим была бы экономика. Вы лишь подумайте! Люди бы занимались не построением кораблей, которые пашут океаны и галактические места, а неясно чем – исцеляли бы зубы. И им подавай и докторов, которых еще нужно научить, и любые там причиндалы и приспособления с элементами, которые кроме того еще у нас в стране не делались (как тем не менее, и в настоящее время). Если и становятся, то стоматологи, почему то, все равно предпочитают работать ввезенными. Из-за качества, разумеется. Таким образом от данного метода лечения пользы было все же больше, чем ущерба.

Очередным шагом в ясное будущее исцеленных каналов стало применение для их пломбировки разные пасты. Лечение стало не менее долгим, оставалось удалять нерв целиком, а пломбировать несусветно трудней – представляете в узкий канал привнести столько пасты, чтобы она его целиком заполнила его, при этом не вышла за его лимиты, и не оставила полостей. Даже стали делать рентгеновские фотографии после пломбировки, – чтобы убедиться, – как все завершилось.

Если не достало пасты, – добавим также, а если очень много – то зуб поболит год – 2 и будет проходить (раздобыть то излишек пасты никоим образом не выйдет).

И в данном виде лечения были значительные минусы: опломбирование велось приблизительно, точнее на ощупь. Отмерять число пасты, записанной в канал, было нельзя. Чтобы затем на рентгеновском фотоснимке заметить, где есть масса, а где ее нет, в ее состав добавлялись рентгеноконтрастные вещества, которые не впускали рентгеновские лучи – хорошо, а в результате этого были бы ошибки. Пастой наполнялся канал, но в случае если масса оставалась лишь на стенах, а в центре канала ее не было, то по фотоснимку могло сдаваться, что все ОК. На самом деле все могло быть крайне далеко от эталона.

Еще момент: для пломбировки узких и тесных каналов (в 90% случаях они такие и есть), пасту следовало привлекать довольно водянистую, чтобы можно было без проблем ею наполнять канал, потом она промерзала. А известно, при отвердевании происходит усадка любого источника, а степень этой усадки прямо зависит от смеси замешивания самого источника, – чем гуще он замешен, тем усадка меньше, и напротив.

Выходит, что канал пломбировался “примерно”, да еще источник давал усадку, ведущую к возникновению микро полостей. А, как всем известно, природа бессодержательность терпеть не может, потому там часто находились бактерии и т.д. Чтобы мешает им, жить там легко, вернее мешает жизни совершенно, в составе паст находились гормональные детали, антисептики и прочее.

Эти компоненты равномерно отличались из пасты в ткани зуба и кости, пропитывая их. И УРА! Vicki!!! Все злодеи-микробы были убиты. А есть 3 “но”:

Первое – выделение этих препаратов не могло быть регулярным (если разумеется их не дополнять туда временами), потому их крайне позитивное воздействие с годами значительно понижалось, тогда флора принимала реванш со всеми последующими результатами.

Второе “но” — из-за диффузии элементов пасты, ее усадка еще более возрастала, давая еще более места для грядущих атак вирусов.

И в четвертых — из-за присутствия жидкости в полости рта пасты в телеканалах все-таки рассасываются.

Отныне о том, как в настоящее время должны быть пломбированы телеканалы и чем. Уточним, что есть методы лечения распаленного нерва и без снятия оного. А мы никогда не видели дантиста, применяющего такую «приятную» методику на себе. Если такие есть, направьте собственный эпикриз на Е-mail: 16lin@ardenta.ru.

Интеллектуальными дантистами выявлено, что нерв зуба размещается не только лишь в главном канале зуба, но также и в побочных его ответвлениях, из которых удалить его катастрофически трудно, а архиважно. Если нерв зуба вдобавок к этому воспален и инфицирован, то особенно. Для этого можно было применять какие-то жидкие пасты, которые бы немели в них. А снова усадка! Означает отпадает.

Потому в настоящее время при удалении нерва выполняется машинное продолжение канала особыми приборами. При данной обработке канал еще обрабатывается мощными антисептиками, ультразвуком, который существенно развивает их действие и затем промывается очищенной жидкостью, чтобы эти антисептики там не бросать. И сушится особыми картонными штифтами, которые могут быть различных объемов (верно – телеканалы то все различные).

Опломбирование каналов может быть крепкое, без полостей, усадки и классифицируется одним коротким и вместительным словом — «Навсегда». Потому телеканалы должны быть пломбированы гуттаперчей (она инертна, ничего не акцентирует, не позволяет усадки, не открывается и рентгеноконтрастна).

Для этого используются гибкие штифты, при этом различных объемов – так как любой канал со своей точки зрения индивидуален. Эти штифты могут быть различной толщины и конусности. При пломбировании канала нужно применять максимум их единиц 5. Если меньше – не будет полновесного закрытия всего размера канала. Для самого лучшего сцепления штифтов используются особые элементы, именуемые герметиками.

Все? Нет. Завершается опломбирование канала обрезанием излишка гуттаперчи, разогреванием ее особым прибором и запечатыванием входа в канал ей – напрямую как сургучовая печать дантиста.

В процессе лечения дантист делает для чего-то рентгеновский фотоснимок. Это для четкого определения ширины канала корня. Впрочем, есть особые аппараты для определения данной ширины, а их ошибку — 10-25% не утешает, впрочем они регулярно улучшаются. Ширину канала можно устанавливать еще и так. Перед рентгеном доктор вводит в канал зуба инструмент с особым ограничителем.

И после рентгена можно в точности сообщить, на какую глубину надо пломбировать канал. Это еще один плюс гуттаперчи — вероятность ее установки в канале на в точности данную глубину. Если канал будет запломбирован не на всю собственную ширину, то через несколько месяцев будет нагноение, если вывести источник за элиту – будут долгие боли… Потому понимая ширину канала гуттаперча ставится в нем с точностью до части мм.

Преимущества гуттаперчи явны? Совершенно точно! Мы также так полагаем, потому работаем в телеканалах лишь ею.

Лечение одного канала примерно занимает 1 час рабочего времени. Не менее детальный прайс тут или звоните.

Оставить комментарий